В поисках Архентины

это старый сайт школы, ищите новый по адресу corazonabierto.ru

Аргентинская йога

В переводе с санскрита слово «йога» означает «связь», «соединение», «единство», «союз». Оно происходит от корня yuj (соединять, связывать, объединять). Если по-простому, то имеется в виду связь, или, точнее, установление связи с высшим. Похожую этимологию имеет и латинское слово «религия». То есть речь о практике или наборе практик, позволяющих их адепту работать над установлением связи с чем-то высшим в себе и в мире (как бы это высшее ни называть и ни обозначать).

К идее аргентинской йоги меня подтолкнула работа Олега Чернэ по поиску и изучению принципов йоги в различных древних и традиционных культурах. У себя на сайте он пишет о даосской, африканской, египетской, буддийской, суфийской, индонезийской и даже грузинской йоге.

Мне хочется присоединиться к этой игре и взглянуть на аргентинскую традицию как на возможный путь к высшему.

У меня есть сильное внутреннее предчувствие, что аргентинская традиция умудрилась сформировать внутри себя совокупность различных духовных, психических и физических практик, с помощью которых можно точно так же работать над установлением связи с высшим, как, например, с помощью индийской или даосской йоги.

В видениях о мистической Архентине мне чудилось, будто бы где-то на рубеже XIX и XX веков какая-то высшая сила посеяла в аргентинской земле небольшое семечко, из которого затем выросла вся танцевальная культура Аргентины, основанная на присутствии, совместности, человеколюбии и культе мужеско-женского.

Поскольку традиция эта еще очень молодая, и за ней не стоит многовекового мистического шлейфа, мало кто готов рассматривать её в таком ключе (в том числе и сами аргентинцы, я думаю). Мне, однако, в таком на неё взгляде видится огромный потенциал для нашего собственного развития и работы над собой. Сам я использовал подключение к этой традиции для личного развития с тех пор, как четыре года назад прочел интервью танго-шамана по имени Эрнесто Кармона и впервые пришел к нему на занятия в Москве.

В чем же может состоять суть аргентинской йоги?

Базовой формой, в которой возможно самосовершенствование в рамках аргентинской йоги, является танец, а точнее — парный танец, танец мужчины и женщины. Дело в том, что женско-мужеское взаимодействие в танце является непосредственной точкой проявления сексуальной энергии. Это та самая энергия, которая приводит нас в блаженный экстаз при занятиях сексом, зарождает новую жизнь или позволяет человеку творить — создавать новое, то есть заниматься творчеством.

Здесь мне нужно нужно сделать небольшое отступление и коротко пересказать концепцию энергий Джона Годолфина Беннета, ученика Георгия Гурджиева и одного из самых ярких духовных лидеров XX века.

У Беннета в книге «Энергии: материальные, жизненные и космические» есть разработанная классификация энергий различного уровня, на которых «работают» человеческие существа. Беннет считает, что человек имеет возможность непосредственно воспринимать в самом себе четыре из этих двенадцати энергий — автоматическую, чувствительную, сознательную и творческую (сексуальную). Есть еще шесть видов энергии ниже и еще два — выше, но пространство человека — это эти четыре вида энергии.

Так вот, творческая энергия является высшей из доступных человеку. Вот что Беннет пишет о ней:

Вторая космическая энергия выходит за рамки сознательности и обладает скрытым качеством, связывающим ее с творческой деятельностью, посредством которой наша Вселенная постоянно обновляется. Именно по этой причине я назвал ее творческой энергией. Несмотря на свой трансцендентный характер, она играет чрезвычайно важную роль в нашей жизни, и служит источником животворящей силы. Она действует через сексуальную функцию человека, хотя лишь очень немногие понимают, что сила секса выходит за границы чувствительности и даже сознательности. Может сложиться впечатление, что мы не только знаем о существовании этой энергии, но и хорошо знакомы с ней, но мы часто путаем чувствительную энергию, сопряженную с опытом секса, с творческой энергией, в которой заложена сила секса.

Важнейшая творческая энергия является источником человеческого творчества, и рождение потомства представляет собой всего лишь одно из его жизненных проявлений. Все, что человек создает в своей повседневной жизни, в науке и искусстве, основано именно на действии творческой энергии. Вообще же, творческая энергия — это Великая Сила Жизни, которой наполнено все существование. Именно эта энергия принимает участие в очищении нашей природы в результате того, что Гурджиев называет вторым сознательным потрясением, и это высшая энергия из тех, которые могут играть непосредственную роль в человеческом опыте.

Именно на усвоении и преобразовании сексуальной энергии основаны возможности формирования человеком высших тел, что, в том или ином виде, и является целью всех традиционных систем йоги — индийской ли, даосской, буддийской или какой-либо еще. Гурджиев говорит, что этот процесс — преобразования сексуальной энергии — издревле носит название трансмутации, и является единственным возможным путем к высшим состояниям сознания и мистическому опыту.

Но поскольку формы этот путь к Великой Силе Жизни принимает самые разные, у нас с вами есть возможность попробовать разглядеть его в аргентинских танцах. Аргентина дарит нам для этого поистине потрясающую форму — форму парного танца, основным содержанием которого является именно мужеско-женское, то есть сексуальное взаимодействие. По какой-то, совершенно загадочной для меня причине, именно в Аргентине парный танец сумел выйти за границы, которые парному танцу сумели выстроить в Европе, дабы оградить его от всякой сексуальности (Вельзевул Гурджиева иронично, но точно называл эти танцы мастурбацией), и вернуть себе подлинную жизнь — реальную творческую энергию.

Собственно, сама йога как путь наверх описывается возможностью восхождения по тем же самым четырем энергиям по Беннету — от автоматической через чувствительную и сознательную к творческой. Это довольно просто описать, хотя на реальное прохождение этого пути могут потребоваться многие и многие воплощения. Я попробую дать описание этого пути самым крупным помолом, имея в виду, что вся дальнейшая моя работа в ближайшие годы будет посвящена исследованию, прояснению и освоению этих положений.

Большинство людей танцуют (как и живут) практически полностью на автоматической энергии. Мы являемся самодвижущимися автоматами (машинами по Гурджиеву), которые целиком управляются внешними влияниями. В танце, в парном танце это чувствуется особенно остро. Я здесь ни в коем случае не хочу сказать, что я сам не вхожу в это большинство. Существенная часть любого моего танца точно также проходит на автоматической энергии. Единственное, что дает мне право писать этот текст — это опыт проблесков других видов энергий.

Вот что Беннет пишет об автоматической энергии:

Это энергия наших автоматических функций. Нельзя считать механические объекты автоматическими. Слово „автоматический“, на самом деле, означает „действующий самостоятельно“. В то время, как так называемые механические автоматы нужно тем или иным способом заводить, животные являются подлинными автоматами, то есть, работают самостоятельно при наличии энергии определенного вида. Энергия, о которой идет речь, уже является весьма организованной и чувствительной разновидностью энергии. Все наши автоматические ассоциации и вся автоматическая работа наших органов чувств, в том числе, когда мы автоматически смотрим или слушаем, а также та часть наших движений, которая не имеет какой-либо определенной цели, и которую часто называют рефлексами — все это основано на автоматической энергии. Как вы понимаете, мы проводим значительную часть нашей жизни, не используя никакой более высокой энергии, чем автоматическая. Тем не менее, хотя на первом месте у этой энергии стоит плюс, за ним следует минус. Внешне, она позволяет нам вести себя так, как если бы мы были свободными и независимыми существами. Однако внутри все обстоит совсем иначе; внутри мы все еще машины. Именно поэтому, мы будем обозначать ее „плюс-минус“ и называть „автоматической“ энергией.

Любая работа-над-собой начинается с осознания в себе этой самой автоматичности, что уже само по себе выводит нас за границы «только автомата». По Гурджиеву, машина, осознающая себя, уже перестает быть машиной.

Энергией следующего уровня является чувствительная энергия:

В отличие от всех предыдущих энергий, плюс-плюс энергия жизни становится чем-то глубоко нашим, причем, как внешне, так и внутренне. Я назвал ее чувствительной энергией. Она действует во мне, когда я чувствую происходящее со мной, то есть, когда я осознаю свои мысли, чувства, тело и ощущения. Без этой четвертой, чувствительной энергии, мы были бы не более, чем машинами. До этого момента высшей планкой была механичность, но чувствительная энергия приносит с собой возможность освободиться от собственного автоматизма. Именно наличие этой возможности делает нас живыми. Причем, живыми не просто как кусок плоти, для которого хватило бы второй, или жизненной энергии, и не как животные, для которых вполне достаточно третьей энергии; четвертая энергия позволяет нам быть существами, осознающими свое существование. Мы не просто ощущаем себя живыми, но знаем, что это означает; мы помним прошлое и смотрим в будущее. Все это возможно исключительно благодаря четвертой, или чувствительной разновидности энергии, плюс-плюс энергии жизни.

Вместе с тем, я должен обратить ваше внимание на довольно опасную западню на пути понимания себя. Это тенденция путать чувствительность и сознательность. Мы привыкли считать сознательным то состояние, когда мы осведомлены о собственной функциональной активности, в том числе, ощущениях, чувствах и мыслях. Психологи, в этой связи, говорят о „потоке сознательности“, хотя все ограничивается потоком чувствительной энергии. Гурджиев постоянно указывал на часто возникающую ошибку, когда это принимается за подлинную сознательность, которую, в свою очередь, человек практически никогда не отслеживает. В то время, как чувствительность олицетворяет собой не более чем „полноту жизни“, сознательность связана с важнейшим аспектом нашей природы — нашей индивидуальностью.

Те, кто был у меня на занятиях, могут, читая это, осознать, что переход с уровня автоматической энергии на уровень чувствительной — практически единственное и уж точно главное, чем мы там на самом деле занимаемся. До сегодняшнего дня развитие своей жизненности, то есть в этих терминах — развитие чувствительности, способности чувствовать — единственное, что на самом деле интересовало меня на занятиях. Можно описать это как переход внутри танца на другое топливо — с автоматической энергии одинаковых, бесчувственных, повторяющихся движений на живую и подвижную чувствительную энергию.

Следующим переходом в системе аргентинской йоги должен был бы быть переход к работе с сознательной энергией. Снова слово Джону Беннету:

Возможно, вам покажется странным, что сознательность следует относить к космическим, а не к жизненным энергиям, и вы спросите: „Как же тогда люди могут обладать сознательностью? Каким образом эта космическая энергия может принадлежать нам?“ На самом деле, мы и не обладаем сознательностью — мы можем лишь участвовать в сознательности, но сознательность не может быть нашей сознательностью, и те, кому доводилось почувствовать, у кого был настоящий опыт сознательности, поймут, о чем я говорю. В то время как наша чувствительность, то есть сила, позволяющая нам наблюдать и абстрагироваться от окружающего, является нашей собственной энергией, сознательность нам не принадлежит. Уровень сознательности гораздо выше нашего собственного, и мы даже не можем представить себе, насколько выше, поскольку, как правило, не понимаем, что сознательность вездесуща, и мы можем лишь участвовать в ней. В то же самое время, поскольку это минус-минус энергия, среди четырех космических, она доступна для нас и может входить в опыт человека, хотя ощущение превосходства этой энергии всегда появляется при взаимодействии с ней.

Уровень сознательной энергии — это уровень присутствия в танце. Когда я говорю, что голова должна перестать контролировать, а вместо этого — помогать направлять усилия на наблюдение за тем, что происходит, я как раз говорю о формировании усилия присутствия. Когда мы обсуждаем, что мы видели в чужом или своем танце, что там происходило, мы как раз пытаемся «задним числом» внести вкус сознательности в процесс танца. Сознательность требует постоянного усилия, она никогда не дается нам в наше распоряжение, ее нельзя заслужить никакими тренировками. Это то, что Гурджиев называл самопамятованием. Поэтому мы можем испытывать лишь моменты сознательности, но даже они — очень большое достижение, которое очень сильно меняет наш танец.

Возвращаясь к сексуальной/творческой энергии, можно повторить, что это — высшая из доступных нам энергий, и мужеско-женский танец — реальная точка ее активизации. Именно эта энергия приводит людей танцевать танго, потому что танго как бы манит нас обещанием секса. Но в большинстве случаев это обещание так и остается не выполненным, поскольку мало кто осознает, что для того, чтобы иметь дело с энергией такой мощности, нужно проделать очень огромную работу — телесную, душевную и духовную. Нужно стать теми, кто способен чувствовать, присутствовать и танцевать в потоке этой практически неодолимой для человека энергии.

Парный танец может быть реальным, подлинным творчеством, то есть тем, что в каждый свой миг рождается прямо здесь и сейчас, где каждый момент, каждое чувство, каждое движение как бы вырастает из предыдущего. Подлинно творческий танец всегда является единственным в своем роде, он никогда не может повториться, и в нем не может быть ничего автоматического, то есть случающегося с нами потому, что мы так уже делали когда-то раньше. Такой танец мог бы быть настоящей духовной работой, в которой мужчина и женщина являются со-акторами и со-творцами, как это происходит при зачатии ребенка.

Работа по развитию себя, своего тела и своего восприятия в направлении восхождения ко всё более высоким видам энергии и может стать содержанием аргентинской йоги. Удивительным образом, очень многое для этого уже есть в сегодняшней, реальной Аргентине. Когда я попал туда, я был буквально потрясен тем, насколько питательным оказывается танец для тех, кто его танцует. Как можно танцевать ночи напролет, и потом еще жить и работать? Для нас это совершенно непредставимо, частенько танец нас, наоборот, выматывает.

Но Аргентина с ее африкано-индейско-иберийскими корнями и культом мужеско-женского обладает реальным опытом питания танцем, то есть усиления собственной энергии благодаря танцу. Она уже освободила парный танец от всего наносного и искусственного, вернув ему естественность и чувственность, и предоставляет всем желающим возможность как просто жить в нем, обретая себя и жизненную силу, так и взращивать собственную природу, восходя по энергетической лестнице и формируя связь с высшим.

Такова идея аргентинской йоги в самом первом приближении.

Я надеюсь ближайшие несколько лет (или много, если хорошо пойдет) посвятить раскрытию и разработке этой идеи. Работа планируется самая разная, и в первую очередь — исследовательская. Помимо исследования самих аргентинских танцев, аргентинского духа и аргентинской культуры, я возлагаю очень большие надежды на работу с парным танцем через призму самых разных — эзотерических и психологических — систем знаний. Об этом всем я еще напишу.

Думаю, что в ближайшее время эта идея начнет проявляться и на организационном плане, и вся моя танцевальная активность постепенно начнет как-то с ней соотноситься. Кому интересно — присоединяйтесь!

Назад

Мужской танец: фламенко

Далее

В поисках Архентины

3 комментария

  1. Наталья

    Добрый день. Тема близка и интересна. Готова присоединиться. Жду информации

  2. Ярослав Грешилов

    Наталья, присоединяться стоит, начиная со Введения в танго. Ближайшее пройдет с 1 по 24 ноября — http://yagr.me/курсы/введение-в-танго/. Или, если вы уже танцуете — приходите на любой другой курс или индивидуальные занятия.

  3. Идея интересная. И идти вглубь нужно. И нужна Система образования.
    Если пересечемся в Карпатах то будет интересно обсудить эту тему.

Обсуждение закрыто.

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén