В поисках Архентины

это старый сайт школы, ищите новый по адресу corazonabierto.ru

Метка: Эрнесто Кармона

Эрнесто и Норма в Москве 25-27 мая

Совсем скоро — на уикенд с 25 по 27 мая — в Москву приезжают Эрнесто Кармона и Норма Гомез Томаси. Маэстро и маэстра впервые будут вести в Москве занятия вдвоем. Это уникальная возможность прикоснуться к духу аргентинских танцев — той самой мифической Архентине — через двух самых сильных и утонченных его носителей из всех, кого я знаю.

Если вы вдруг ещё ничего не слышали про них, то почитайте рассказы о них на сайте: про Эрнесто, про Норму. И во Вконтакте есть прекрасное видео о самом первом приезде Эрнесто в Москву:

Занятия у Эрнесто и Нормы — лучшее, что может случиться с вами в мире аргентинских танцев. Они учат не только и не столько танцу, сколько умению быть человеком и видеть других людей, глубоко чувствовать себя, партнера, музыку, ситуацию. И конечно — легко и точно владеть своим телом.

В этот раз Мастерская танца Даши Захаровой устраивает целый каскад семинаров с ними:

Эти пять семинаров я рекомендую абсолютно всем архентинцам. Для тех же, кто хочет большего, есть еще семинар по маламбо, семинар для профессиональных танцоров и семинар для преподавателей танцев. Все подробности о них есть в группе Мастерской танца.

Я лично буду очень рад вашему знакомству с Нормой и Эрнесто и вашим занятиям у них. Если у вас есть вопросы о том, на какие из семинаров вам лучше пойти — спрашивайте, подскажу.

Учение дона Эрнесто

В марте 2012 года мы с Викой Вихревой ездили на танго-фестиваль в Стамбул. По возвращении мы были близки к тому, чтобы бросить заниматься танго. Что-то явно шло не так, но что именно, понять было невозможно. Мы занимались, но мы не танцевали, и стамбульский вояж это нам продемонстрировал.

В апреле того же года Оля Алешина прислала нам ссылку на интервью Любы Бойко с Эрнесто Кармоной, которого Люба как раз привезла в Москву. «Либо этот человек — мудак, либо он что-то знает», — сформулировал я, и мы отправились к нему на занятие.  Мы пришли на одно занятие в середине курса, и эта встреча изменила всю мою жизнь. Он спросил, зачем мы пришли, и я ответил, что он вроде бы обещает научить каждого своему собственному танго. Тогда я еще не знал, что вместе со своим танго найду еще и себя.

В мае Эрнесто объявил курс для начинающих, и мы пошли и туда тоже. Народу было несколько десятков человек на небольшой зал, причем каждое следующее занятие состав участников чуть ли не на половину обновлялся. Восемь занятий подряд мы были свидетелями того, как пришедшие на занятие мужчины и женщины, неуклюжие и не чувствующие собственного тела, боящиеся самих себя, людей вокруг и чужой оценки, через два часа — танцевали.

Это было настоящим волшебством. Этот низенький пузатый человечек с хвостом, бородкой и примесью индейской крови обладал неимоверной личной силой, и всю её вкладывал в то, чтобы пришедшие к нему люди — затанцевали. Подозреваю, что тогдашние занятия у него были самым счастливым временем в моей жизни. Я был готов плакать — чудо, о котором я мечтал, воплощалось прямо на моих глазах.

Было адски сложно. Эрнесто планомерно и отчаянно выбивал из головы всякую дурь и показывал нам, какие мы есть сейчас, и какими можем быть, если будем работать. Я посылал его к черту, а он говорил: «Забирай деньги и больше не приходи». Я был вне себя от бешенства, но через день приходил снова. Потому что несмотря ни на что и благодаря этому всему, мы — танцевали. Впервые в своей жизни я танцевал, и знал: теперь никто и никогда не сможет лишить меня этого дара.

Кончился май, уехал Эрнесто, и в июне приехала Норма. Нежно и внимательно из той разобранной на части кучи мусора, которую я представлял собой после разгрома Кармоны, она стала выращивать мой собственный танец. И еще она привезла с собой аргентинский фольклор. Каким настоящим и необыкновенным показался он нам тогда. Даша Захарова как-то показывала мне видеозапись, где мы танцуем с ней одну из наших первых самб на этих занятиях у Нормы. Очень смешно и трогательно смотреть, как мы ходим с ней по кругу и все свои силы тратим на то, чтобы сдерживать себя и никак не проявляться. Впереди было еще много работы.

Потом были еще приезды Эрнесто и Нормы сюда, еще курсы и еще индивы, поездки в Аргентину и бесконечный поиск себя и борьба с самим собой. Всё было точно по Кастанеде: «Воин знает, что измениться он не может. Но хотя ему это прекрасно известно, он все же пытается изменить себя. Это единственное преимущество, которое воин имеет перед обыкновенным человеком. Воин не испытывает разочарования, когда, пытаясь измениться, терпит неудачу».

Много воды утекло с тех пор. Сегодня довольно приличный отряд людей, которые тогда ходили к Норме и Эрнесто на занятия, обучают танго и аргентинскому фольклору других. Незаметно для самого себя я оказался в их числе. Все мы учились у них не только столько танцевать, сколько быть. И в первую очередь быть самими собой. Самая главная весть, которую сообщили нам Эрнесто и Норма, была проста как валенок: чтобы танцевать, нужно быть собой.

«Но как понять, кто ты?», — спрашивали мы Эрнесто. — «Это значит: не спрашивать», — отвечал он, — «Нужно просто быть».

Когда один человек танцует с другим — достаточно просто танцевать. Это не значит спрашивать: ой, что я делаю и как я это делаю? Это значит: чувствовать тело другого человека, чувствовать собственное тело и — заниматься любовью.

3 сентября школе Богемия, уголок искусства исполнилось 25 лет. Грёбаную четверть века эти двое учат других людей танцевать и быть самими собой! Слезы наворачиваются на глаза, когда я думаю об этом капризном нахале, последнем индейце Сан-Луиса. Жалко, что я не добрался до праздника в этот раз. Но я приеду на тридцатилетие, так что будьте добры справлять его через пять лет. Обнимаю, люблю, снимаю шляпу и низко кланяюсь. Спасибо, что вы есть.

Эрнесто Кармона и Норма Гомез Томаси на веранде своей школы 25 лет назад

Эрнесто Кармона и Норма Гомез Томаси на веранде своей школы 25 лет назад

Об обучении и внутреннем свете

Маша Максимова прислала мне главу про духовное наставничество из книги Антония Сурожского «Быть христианином», имея в виду, что мне полезно было бы взять настроение этого текста в то, как я веду занятия.

Антоний Сурожский просто и понятно пишет о том, что никакой человек не имеет права навязывать другому, каким именно ему быть. Что в каждом есть образ Божий, и задача любого, кто претендует на роль учителя или наставника — помогать раскрываться тому прекрасному, что есть внутри человека, помогать свершаться работе Духа Святого внутри человека.

Духовный отец — так же, собственно, как любой добросовестный приходской священник — должен быть в состоянии (и это порой дается ценой усилия, вдумчивостью, благоговейным отношением к тому, кто к нему приходит) видеть в человеке ту красоту образа Божия, которая никогда не отнимается; если даже человек поврежден грехом, духовник должен видеть в нем икону, которая пострадала от условий жизни, или от человеческой небрежности, или от кощунства; видеть в нем икону и благоговеть перед тем, что осталось от этой иконы, и ради этой божественной красоты, которая в нем есть, работать над тем, чтобы устранить все, что уродует этот образ Божий. Отец Евграф Ковалевский, будучи еще мирянином, как-то мне сказал: когда Бог смотрит на человека, Он не видит в нем ни добродетелей, которых может и не быть, ни успехов, которых он не имеет, но Он видит незыблемую, сияющую красоту Собственного Образа… И вот, если духовник не способен видеть в человеке эту извечную красоту, видеть в нем уже начинающееся свершение его призвания стать по образу Христа богочеловеком, то он не может его вести, потому что человека не строят, не делают, а ему помогают вырасти в меру собственного его призвания.

Мне показалось это очень важным напоминанием самому себе о своей работе. Я, конечно, ни в коем случае не претендую на какое бы то ни было наставничество, я лишь иногда в меру сил помогаю людям находить части собственного танца, помогаю собирать свой способ танцевать. И когда я (бывает) забываю об этом, то получается плохо.

Эрнесто Кармона часто повторяет, что не очень любит испанское слово «ученик» — alumno, потому что оно указывает на кого-то, в ком еще нет света (свет по-испански luz), и в ком этот свет нужно зажечь. Эрнесто говорит, что свет есть в каждом из нас, и задача любого, кто учит — видеть этот свет и помогать ему набирать силу и яркость. Вот и Антоний Сурожский пишет о том же:

В житиях святых можно увидеть, как большие старцы это умели делать, как они умели быть собой, но прозреть в другом человеке его исключительное, неповторимое свойство, и дать этому человеку, и другому, и третьему возможность быть тоже самими собой, а не репликами этого старца или, еще хуже, его трафаретным повторением.

В этом состоит основная причина того, почему я стараюсь никогда не показывать никаких движений и фигур и вообще не учу танцевать по образцу — своему или чьему бы то ни было еще. Если в каждом человек есть свой собственный свет — он и должен вести наш танец, и над его пробуждением и необходимо работать. Танец каждого человека живет в его душе, нужно лишь найти дорогу к нему.

И мне вспомнился еще соответствующий этой же теме пассаж из Кастанеды, где дон Хуан учит Карлоса охотиться на личную силу и объясняет ему ее устройство:

— Говорить, что сила чья-то — не совсем точно. Сила не может принадлежать никому. Она никогда не бывает ни моей, ни твоей, ни чьей бы то ни было еще. Некоторые из нас умеют собирать ее и накапливать и могут различными способами передавать другим. Видишь ли, ключевой момент в использовании накопленной силы заключается в том, что ее можно применять только для помощи кому-то другому в накоплении силы.

Я спросил, означает ли это, что его сила ограничена только помощью другим. Дон Хуан терпеливо объяснил, что сам для себя он может пользоваться своей личной силой как ему заблагорассудится, в любых делах, в любом направлении. Но когда дело доходит до прямой передачи силы другому человеку, положение изменяется. Переданная сила бесполезна, если человек, ее получивший, применяет ее для чего бы то ни было, кроме одного — поиска собственной личной силы. Чужая личная сила может быть использована только в поиске своей.

Я пишу этот пост ради очередного напоминания самому себе, что моя работа заключается в том, чтобы помогать другим в поиске их личной силы, их собственного внутреннего света. Хорошо бы научиться помнить об этом как можно чаще. Маша, спасибо тебе.

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén