это старый сайт школы, ищите новый по адресу corazonabierto.ru

Метка: самба

Искусство жеста

В качестве послевкусия ко вчерашнему занятию по самбе мне хочется поделиться с вами одним размышлением. Я думаю, что это относится ко всякому танцу, но в самбе это проявляется ярче всего и проще всего доступно для наблюдения.

Состояние, которое нам как группе вчера удалось достичь, никогда не может придти к нам случайно и автоматически. Оно требует определенной работы, две наиболее важные составляющие которой можно описать формулами: «мужество быть» и «смелость творить». И если над нашим совместным бытием в танце мы работаем практически на каждом занятии, то вот доступ к подлинной творческой энергии по-настоящему открылся нам только вчера.

Это стало возможным потому, что мы разрешили себе то, что я вслед за Джоном Беннетом называю «жестами». По Беннету жест — это самая энергетически высокая из доступных нам единиц коммуникации (ниже располагаются символы, и еще ниже — знаки). Вот что он пишет про жесты: «Каждый жест уникален. Неся свое значение, он не требует ни интерпретации, ни интуиции. Разные жесты могут быть подобными и подобные жесты могут повторяться, но уникальность жеста остается его доминирующей характеристикой. Жест не извлекается из контекста, но осуществляется в контексте. В языке жестов ни одно слово, ни одно действие никогда не значит одно и то же дважды».

Жест — это творческое действие воли в данном моменте. Когда танец, наше восприятие его и наши действия в нем выходят на уровень жестов, пропадают все эти многочисленные вопросы о том, «что я должен делать?», «что это значит?», «что он хотел этим сказать?» и т.п. Именно это мы все вчера и пережили ближе к концу занятия. В такие моменты мы становимся не исполнителями танца, но его творцами, разговаривая друг с другом на языке жестов, рождающихся в этот самый момент. Именно на этом уровне и начинается то, что я называю магией танца.

Конечно, сложно передать всё это словами, но мне важно не упустить вчерашний опыт и еще раз рассказать о нем, чтобы мы помнили, что такое действительно возможно.

И в качестве иллюстрации к этому размышлению хочу привести одно видео, которое многие здесь уже наверняка видели. Это парный танец из совсем другой культуры — иранской. Но удивительным образом нам понятно всё, что происходит в нём, без знаний и каких-либо пояснений. Посмотрите на него через призму самбы, например. Ведь это — ровно тот же самый узор: мужчина и женщина в поиске друг друга, сближаясь и расставаясь, говорят друг с другом на языке жестов, используя движение, мимику, одежду и взаимное положение.

Происхождение видов. Самба

Получасовой фильм Хуана Куинтеро «Происхождение видов. Самба», для которого мы с Дашей Захаровой три года назад сделали русские субтитры.

Это фильм об истории и духе самбы, о том, какое место она занимает в жизни и культуре Аргентины. Каждый раз, когда мы занимаемся самбой, я пересматриваю его с большим удовольствием.

Сейчас у нас как раз середина курса, кое-что из фильма вам уже знакомо, а многое про самбу станет понятно после его просмотра. Очень рекомендую его посмотреть всем, кто танцует этот чудесный танец.

Zambas from Argentina to the World

Очень важную роль в моей любви к самбе сыграл в свое время сборник с самбами под названием «Zambas from Argentina to the World». Еще до того, как я впервые съездил в Аргентину, я переслушивал его по многу раз, и всегда мое сердце предчувствовало в этой музыке какую-то будущую радость и счастье, какую-то новую для меня красоту, таяющуюся в аргентинском фольклоре вообще и в самбах в частности.

Это сборник 2006 года из 20 популярных аргентинских самб, сыгранных известными фольклорными исполнителями. С тех пор мне попадалось много сборников и фольклора, и самб, но этот подобран с какой-то очень большой нежностью, внимательностью и любовью.

Тем, кто ходит на курс по самбе, очень рекомендую не только слушать, но и танцевать хореографию самбы — можно прямо всем телом, можно просто рукой в воздухе или, например, карандашом по бумаге. Очень помогает привязать схему хореографии к музыке. Напомню, последовательность очень простая:
— mediavuelta, mediavuelta, arresto,
— mediavuelta, arresto, arresto,
— mediavuelta, arresto, mediavuelta final.

Zambas from Argentina to the World:

Этот же альбом в Айтюнсе, Яндекс.Музыке и Вконтакте.

Все заметки рубрики «Музыка Архентины».

О самбе и способности быть

Для того, чтобы попасть в состояние самбы, почувствовать её настроение, необходимо преодолеть одно не самое простое препятствие. Я знаю многих людей, которым оказалось сложно его пройти, и которые поэтому «не понимают» самбы, не чувствуют её, им не интересно её танцевать. Но по другую сторону этого препятствия — невероятный мир, полный чудес и опасностей, красавиц и чудовищ, и на удивление это касается не только самбы, но жизни вообще.

Традиционное непонимание самбы связано с тем, что в ней практически нечего танцевать. Там нет танца в привычном нам понимании этого слова, то есть нет действий, которые нужно совершать. Вчера на занятии мы могли это заметить — в течение всего танца не происходит ничего, кроме того, что мужчина и женщина ходят кругами друг вокруг друга. Поэтому этот танец, в отличие от многих других, не может «станцевать сам себя». Та же чакарера танцует себя сама — нам достаточно лишь предоставить ей свое тело, а всё остальное «сделает» хореография.

С самбой так не выходит. Там нет роли, нет амплуа, которые можно было бы сыграть. Для того, чтобы танцевать самбу, прежде всего нужно позволить себе быть. Нужно. Позволить. Себе. Быть. Просто быть. Пребывать. Это и есть то самое препятствие, которое нам оказывается так сложно преодолеть. Оказывается, что вот просто быть (и всё!) — это огромное испытание. Просто оказаться самим собой прямо здесь и сейчас и не иметь возможности спрятаться хоть за что-нибудь, хоть за какую-нибудь роль, образ или действие — это невероятный вызов. И я испытываю огромное уважение ко всем, кто рискует его принять.

Но и это еще не всё. Помимо того, чтобы быть самому, нужно еще позволить быть человеку напротив. Увидеть его как человека, который вот есть перед тобой прямо сейчас — именно такой, какой он есть перед тобой прямо здесь и сейчас. И разрешить ему увидеть себя.

Именно это самое сложное в самбе. Но и — самое чудесное. Самба требует от нас подлинности нашего бытия, разрешения самим себе и друг другу быть самими собой. (Чувствуете, как даже слов для описания этого не хватает, приходится повторять одно и то же раз за разом?). И это прекрасно, потому что для того, чтобы что-то танцевать, нужно сначала быть. Если никого нет, то нет и самбы. Её не сыграешь, не изобразишь, не сымитируешь.

И вот, когда мы появляемся, начинается самый кайф. За этой гранью начинается подлинный танец, потому что теперь мы оба есть, и мы можем танцевать друг с другом — открываться друг другу, показывать себя друг другу, прятаться друг от друга, провоцировать друг друга. Всё, что угодно. Когда мы на самом деле есть, это такое невероятное счастье, такое мощное энергетическое состояние, что там понимаешь — только за этой гранью и начинается настоящий танец, настоящая жизнь. Распробовав этот вкус в самбе, потом легко найти его и в других танцах: зачем же прятаться за схему и роль в танце, когда можно просто быть собой и танцевать?

Именно поэтому все настоящие самбы не похожи одна на другую. Потому что самбу танцуют живые люди, складывая танец из самих себя. Танцуют в буквальном смысле этого слова — собой. Ну и немного платочком. Именно за это я так люблю этот танец — он заставляет людей, нас с вами, появиться. Проявиться. Показаться. И — быть.

Впервые я пережил это состояние на занятии по самбе в Москве с Нормой Гомез Томаси. К третьему или четвертому занятию курса по фольклору я остался единственным мужчиной в группе на восемь, что ли, женщин. Мы только-только выучили хореографию самбы. И Норма поставила меня танцевать с каждой из женщин поочереди. В центре, у всех на виду. Я до сих пор помню это занятие. Когда тебе нужно станцевать восемь самб подряд с разными женщинами, найдя свой подход к каждой из них, не остается ничего другого, кроме как быть собой. С тех пор я нежно люблю самбу — именно за этот дар бытия.

Вот Синтия Фаттори и Даниэль Уркилла танцуют «La tempranera» Нестора Гарники. Посмотрите, сколько присутствия в этом танце. И какая красота рождается из того, что люди, такие же люди, как мы с вами, позволяют себе быть, видеть друг друга и открыто проявляться в этом взаимном внимании.

Зачем нам танго и самба

Для тех, кто еще раздумывает, идти ли на курс «Танго плюс самба», расскажу еще раз, зачем, для кого и для чего он задуман.

У меня есть что-то вроде мантры, с помощью которой я напоминаю сам себе, зачем вообще занимаюсь такими вещами. Звучит она так: я хочу жить в мире, в котором мужчины и женщины танцуют друг с другом. Танго и самба — это танцы, которые учат мужчин быть мужчинами, а женщин — женщинами. Хочу подчеркнуть — не я учу, сами танцы учат. А еще точнее — мы учимся друг у друга, взаимодействуя в танце. И я каждый раз продолжаю учиться этому вместе со всеми, когда веду занятия и танцую.

Казалось бы — мы вроде все это уже умеем, чего тут учиться-то? Вот же мы — мужчины и женщины — взрослые и состоявшиеся. Как-то живем, встречаемся и расстаемся, влюбляемся и разочаровываемся, создаем отношения и семьи, зачинаем и растим детей, спим друг с другом и любим друг друга. Все это есть в нашей жизни.

Но есть одно но: бо́льшую часть всего этого мы делаем с помощью слов, разговоров и обусловленного речью и языком социального взаимодействия. А между тем то, что делает нас мужчинами и женщинами — это вовсе не социальные роли, которые как раз вторичны, а наши тела. Нравится нам это или нет, но каждый/каждая из нас рожден/рождена в мужском или женском теле, и это определяет всю нашу судьбу.

Но, хотя мы и живем в этих телах, мы на удивление плохо способны ими пользоваться и плохо понимаем, что это вообще значит — жить в мужском или женском теле и как они могут взаимодействовать. Мы — неизбежно — сталкиваемся с этим в сексе, но все остальные возможности и особенности наших тел проходят мимо нашего внимания. И тела оказываются как бы полумертвыми. Мы используем их, чтобы питаться, разговаривать, перемещаться в пространстве и смотреть в экран, но не живем в них.

Танго и самба — танцы, которые помогают нам ожить и заметить, что тело — это не коробка для хранилища нашей личности, а нечто живое и чувствующее, способное испытывать страх и радость, чувствовать нежность или волнение или боль, опираться на землю, стремиться к небу, а также — чувствовать другое тело и общаться с ним. Без всяких слов. Быстрее любых слов. Полнее, насыщеннее, честнее.

Жить в теле и взаимодействовать с другими телами — и есть один из аспектов бытия — бытия мужчиной или бытия женщиной (в зависимости от тела, которое нам досталось).

Мой опыт показывает, что лучше всего этой способности быть мужчиной или женщиной учит сочетание двух аргентинских танцев — танго и самбы. Танго учит нас чувствовать тело другого человека непосредственно, очень близко, интимно, соприкасаясь с ним, создавая одно тело из двух. Самба учит другому — видеть другого человека, смотреть ему в глаза, понимать его и двигаться вместе с ним, не прикасаясь, но вплетая свое движения в единую историю.

Оба эти навыка важны. Нужно уметь закрывать глаза и отдаваться ощущениям тела. И нужно уметь открывать глаза, смотреть, видеть, встречать взгляд человека напротив и выдерживать его.

Этот курс — попытка уйти от некоторого сложившегося канона, в котором аргентинскому фольклору учат отдельно от танго и сильно позже, когда танго уже освоено и танцуется легко. Я хочу, чтобы мы попытались пробудить в себе мужчин и женщин, доверившись этим двум танцам, нырнув в них и встретившись там с самими собой, своим телом и своим полом.

До встречи в следующий вторник. Попробуем дать нашим внутренним мужчинам и женщинам снять маски и наконец-то пообщаться друг с другом.

Работает на WordPress & Автор темы: Anders Norén