В поисках Архентины

это старый сайт школы, ищите новый по адресу corazonabierto.ru

Метка: Мастерская танца

Эрнесто и Норма в Москве 25-27 мая

Совсем скоро — на уикенд с 25 по 27 мая — в Москву приезжают Эрнесто Кармона и Норма Гомез Томаси. Маэстро и маэстра впервые будут вести в Москве занятия вдвоем. Это уникальная возможность прикоснуться к духу аргентинских танцев — той самой мифической Архентине — через двух самых сильных и утонченных его носителей из всех, кого я знаю.

Если вы вдруг ещё ничего не слышали про них, то почитайте рассказы о них на сайте: про Эрнесто, про Норму. И во Вконтакте есть прекрасное видео о самом первом приезде Эрнесто в Москву:

Занятия у Эрнесто и Нормы — лучшее, что может случиться с вами в мире аргентинских танцев. Они учат не только и не столько танцу, сколько умению быть человеком и видеть других людей, глубоко чувствовать себя, партнера, музыку, ситуацию. И конечно — легко и точно владеть своим телом.

В этот раз Мастерская танца Даши Захаровой устраивает целый каскад семинаров с ними:

Эти пять семинаров я рекомендую абсолютно всем архентинцам. Для тех же, кто хочет большего, есть еще семинар по маламбо, семинар для профессиональных танцоров и семинар для преподавателей танцев. Все подробности о них есть в группе Мастерской танца.

Я лично буду очень рад вашему знакомству с Нормой и Эрнесто и вашим занятиям у них. Если у вас есть вопросы о том, на какие из семинаров вам лучше пойти — спрашивайте, подскажу.

Мужчина и Женщина

текст написан 26 августа 2015 года, накануне празднования двухлетия Мастерской танца

Года примерно три назад приснился мне такой сон:

В каком-то безграничном пространстве я вижу два лица напротив друг друга, женское и мужское. Они смотрят друга на друга и постоянно и непрерывно меняются под этим взаимным взглядом — то приближаются, то отдаляются, иногда радуются и улыбаются, и иногда грустят и хмурятся.

Увлеченный их взаимной игрой, я всматриваюсь пристальнее и понимаю, что изменения выражений лиц не мгновенны — лица как бы сложены из мельчайших клеток, каждая из которых живет собственной жизнью, выражает собственное чувство, и большие лица складываются в узор из этих отдельных маленьких клеточек. Эти большие лица — живые, дышащие, плавно перетекающие из одного состояния в другое, никогда не замирающие и не останавливающиеся.

И я понимаю, что прямо сейчас, передо мной всё Женское, что есть в этом мире, смотрит на всё Мужское, а всё Мужское — смотрит на Женское. И что это — танец, и у этого танца нет времени — всё происходит сейчас и всегда, так было, так есть и так будет: Женщина и Мужчина вечно смотрят друг на друга, пытаясь под взглядом друг друга осознать самих себя и понять, что это значит — быть Женщиной и быть Мужчиной.

Я смотрю, захваченный величием зрелища, и вдруг вижу, что клеточки, из которых сложены лица — это мы, люди, наши жизни и наши отношения друг к другу. И я понимаю, что общий рисунок лиц складывается из наших ежесекундных выборов того, что это значит — быть женщиной или быть мужчиной. Что мы всей своей жизнью каждое мгновение участвуем в этом бесконечном танце, все до одного, и что ни одно наше движение, ни одно чувство, ни одна мысль не пропадают — всё находит свое место в этом великом танце Женского и Мужского.

Я смотрел на эти два лица так долго, как мог, а потом, видимо, всё-таки проснулся. Но с тех пор так и не могу перестать их видеть. Мир стал для меня этим танцем. Я хожу по улицам и вижу женщин и мужчин, самозабвенно играющих в эту игру. И чем больше я смотрю, тем больше вижу, что вся игра затеяна ради ответа на очень простые вопросы. Насколько внимательны мы можем быть друг к другу? Насколько способны замечать друг в друге женщин и мужчин? Насколько сможем познать друг друга и через это — познать самих себя?

В ту ночь я понял, что так привлекает меня в аргентинском танго и аргентинском фольклоре. Я увидел танго как одну из форм, в которых разворачивается действие этой вечной игры, как одно из пространств, где изо дня в день Женское и Мужское расцветают и увядают в объятии друг друга, не в силах ни разойтись навсегда, ни стать единым одним.

Как танцевать на обычных милонгах?

В ноябре-декабре в Мастерской танца на занятиях по понедельникам мы возьмем тему, о которой давно уже говорим с разными людьми на индивидуальных и групповых занятиях танго. Вопрос, на который я хочу попробовать ответить, звучит так: «Как танцевать на обычных милонгах?».

Такой странный вопрос оказался возможен из-за того, что мы здесь ищем от танца и от танго вещей довольно специфических: учимся танцевать изнутри самих себя и уметь чувствовать друг друга, и совсем не интересуемся «правильным танго». Мы учимся общаться на языке тела, подразумевая, что составляющие этого языка естественны и понятны любому. Ведь каждый может отличить нежное любящее объятие от пренебрежительного отталкивания? Или, например, наши тела умеют слышать, когда другой человек зовет нас идти вперед, а когда — назад. Этой способностью тела мы пользуемся для того, чтобы танцевать, и поэтому учимся слушать и чувствовать — себя и друг друга.

Однако танго-сообщество устроено так, что в нем часто принято разговаривать на некотором диалекте из упрощенных телесных фраз, которые называются фигурами. «Очо», «хиро», «очо кортадо», «салида басика», «салида американа», «энроске», «парада», «баррида», «сакада», «ганчо», «энганчо», «волькада», «кольгада», «пьернасо», «кунита», «мордидо» и много других красивых испанских слов. Хотя я сам грешу иногда подобными упрощениями, сами по себе они не представляют большой ценности, это лишь несколько из тысяч и тысяч возможных движений. Но поскольку есть большая группа людей, которые на этом языке разговаривают, то стоит научиться понятным образом с ними общаться.

Здесь есть одна важная для меня особенность. Когда люди учатся складывать свой танец из выученных фигур, они неизбежным образом приходят к тому, чтобы в своем танце лишь обозначать эти фигуры, обмениваться условными сигналами, а не вести и вестись на них. Это делает возможной классическую историю, которую я слышал от женщин раз уже, наверное, десять. «Вот я пошла на милонгу, танцую с мужчиной, а он останавливается и говорит: ты почему крест не делаешь? Ты что не знаешь, что такое крест? Так, смотри, крест — это вот это и вот это». То же самое случается и в обратную сторону: мужчина ведет женщину на какое-то движение, а она по первым нюансам этого движения считывает какую-то фигуру и дальше «делает» эту фигуру так, как она ее знает.

С моей точки зрения, учить тело фигурам, чтобы оно запоминало их и дальше исполняло однообразно и автоматически — это насилие и над телом, и над танцем. Но мы можем попробовать разобраться, как все эти фигуры устроены, что мы с их помощью можем сказать, и затем научиться вести на них и слышать их в танце. Не считывать, не распознавать, а вести и вестись от самого начала и до конца. Мне кажется, что это будет полезным занятием и позволит обогатить наш танец. А заодно поможет понять, как нам общаться в танце с людьми, чей телесный словарь состоит из таких вот фигур.

Я планирую посвятить этой теме ближайшие девять занятий, до конца года. Как всегда, нет никакого обязательно посещения, но имейте, пожалуйста, в виду, что я собираюсь двигаться последовательно от темы к теме, от фигуры к фигуре, от более простых вещей к более замысловатым. Поэтому если тема для вас важна — поищите возможность ходить регулярно.

И, еще. Эти занятия — не простые и они для тех, кто уже умеет чувствовать себя и друг друга и может использовать эту чувствительность в работе с фигурами. Поэтому я очень прошу всех, кто хочет этой темой позаниматься, но пока не чувствует себя уверенным в танце, приходить на два занятия сразу, то есть начинать в 19.00. В этом случае у нас с вами будет возможность подготовить тело и внимание к игре с фигурами.

Приходите! И приносите свои вопросы: с каким фигурами вы хотите разобраться, что у вас не получается, что где видели и хотите повторить. Эти девять занятий — как раз то место, где мы наконец-то сможем все эти вопросы разобрать.

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén