Индивидуальные занятия представлены отдельным разделом, так как в них — соль и суть моей работы. На курсах и семинарах можно познакомиться с тем или или иным танцем, его аспектом или техникой, но настоящая работа и настоящие внутренние изменения часто требуют формата тет-а-тет. Так было и есть у меня самого с моим учителями, и то же самое я вижу теперь в своей работе с другими.

Если вы хотите глубоких изменений в себе самом, то скорее всего нужна та или иная форма индивидуальной работы, когда всё мое внимание посвящено вам. Я считаю, что не человек существует для танца, но танец — для человека, поэтому в первую очередь я занимаюсь людьми, их пробуждением к танцу и их развитием в танце.

Есть три наиболее важных для меня направления индивидуальной работы:

Пробуждение танца

Я никогда никого не учу, как именно вам нужно танцевать, потому что знаю: танец — это естественное и спонтанное действие тела, и у каждого он — свой. Зато я знаю, как выманить спрятанный глубоко внутри вас танец — на свет. Если вы никогда не танцевали, но очень хотите, или если вам очень хочется именно парного танца или вот даже прямо танго, но не понятно, с какой стороны к нему подступиться — приходите, я знаю, как и чем вам помочь.

Гармонизация отношений в паре

Довольно сложно придумать более подходящую для этого практику, чем аргентинское танго и другие аргентинские танцы. Дело в том, что наше тело не умеет врать от слова «совсем», и в каждом танце все отношения между мужчиной и женщиной видны как на ладони. Нужно лишь внимательно всмотреться. Танго позволяет нам на практике, в танце — обнаруживать правду о наших отношениях, и здесь же — танцуя, трансформировать их в нужную нам сторону.

Исцеление души и тела через танец

Самое загадочное и вдохновляющее направление индивидуальной работы. Иногда с помощью парного взаимодействия в танце нам удается пробраться в травмирующие события нашего детства, станцевать их и в танце найти для них новое решение, исцеляющее полученную когда-то травму. У меня есть такой исцеляющий опыт работы с телесными и душевными симптомами, сильно ограничивающими нашу способность танцевать.

Подробное обо всём этом я рассказываю в статье «Об индивидуальных занятиях».

Условия и контакты

Я работаю и с женщинами, и с мужчинами, и с парами — танец принимает всех.

Занятия проходят у меня дома в Строгино практически в любое время и в арт-кафе «Море внутри» в Сокольниках по вторникам и четвергам в 18.00.

Стоимость — 3 000 ₽ за одно занятие, 10 000 ₽ за четыре. В «Море внутри» нужно доплатить 500 ₽ за зал.

Пишите в ФейсбукВконтакт, пишите или звоните +7-903 104-00-88. И приходите танцевать!

Тексты в блоге

Отзывы

В феврале 2017-го я попросил тех, кто занимался со мной индивидуально, немного написать о том, что им дали занятия со мной. Вот что получилось:

В феврале 2017-го я попросил тех, кто занимался со мной индивидуально, немного написать о том, что им дали занятия со мной. Вот что получилось. Отзывы здесь только женские, но это только потому, что мужчины редко готовы писать о таком опыте. Занимаюсь я с удовольствием и с женщинами, и с мужчинами, и с парами.

Юлия Зеликман: Могу подтвердить, индивидуальные занятия дают очень много. Рекомендую.

Светлана Рехарская: Ярослав может много дать и помочь, если вы готовы работать и меняться! Яр видит тебя насквозь и если ты готов принимать и прислушиваться к тому, что он говорит и готов работать над собой, а не жалеть себя, то результат удивит! Да, это часто выход из зоны комфорта, но по-другому никак. Далеко не всегда можно проработать в группе те запросы, которые есть. Благодаря индивидуальной работе можно найти и раскрыть свои уникальные, ни на кого не похожие особенности, выстроить тело, найти и раскрыть свой танец. А можно уйти ещё глубже и через танец открыть и проработать проблемы и ситуации, которые пришли в танце из настоящего или прошлого. И Результат не всегда виден сразу, но когда тебя догоняет и накрывает от осознания и понимания, словами сложно передать! Это потрясающая, уникальная, почти ювелирная работа! Яр, благодарю тебя!

Надежда Куркина: Мое знакомство с танцем началось именно с индив с Яром, как оно было ? — волшебно и удивительно. Впервые в жизни человек не знающей обо мне ничего, после каждого танца начинал рассказывать вещи касающиеся конкретно моей личности, рассказывал, что сейчас со мной происходит и как это все отражается в моем танце. Если вспомнить первые несколько занятий, я не просто боялась танцевать плохо , меня от близких объятий охватывало оцепенение. Он никогда не знает как будет проходить занятие, он чувствует вас, ваше настроение в данный момент и начинает работать с тем что имеет. Получаеться всегда по разному, но всегда очень здорово!

Инна Савельева: Когда ближе к окончанию «Введения…» я пошла на первые индивы к Яру, я точно знала две вещи: во-первых, я очень хочу просто танцевать, свободно, от всей души, но не могу сделать ни единого движения сверх необходимого минимума, будто что-то не пускает, а во-вторых, Яр намного лучше меня самой чувствует, что и как происходит у меня в чувствах и в теле, и что именно мне мешает. Как врач с новорожденным, который еще не может сказать, что и где у него болит 🙂  Вот пишу эти слова, и только сейчас у меня в голове начинает раскладываться по полочкам опыт последних нескольких месяцев. В том числе, в плане того, зачем мне индивы. Во-первых, говоря техническим языком, точная диагностика. Сюда я включаю и то, что говорила выше про чувствование собственного тела (лично мне в группе сложнее сфокусироваться на чем-то тоньше затекшего плеча), и еще один момент: если в группе я до сих пор частенько забираю на себя всю ответственность за «косяки» в паре (с вытекающим из этого противненьким привкусом вины), то на индивидуальном занятии уже можно отсортировать своих «блох» от пришлых, и дальше работать прицельно со своими. Во-вторых, индивидуальная работа с Яром ценна для меня возможностью двигаться в собственном темпе, так медленно, как мне нужно, возвращаясь еще и еще раз к самым основам, без которых никакие штучки и красивости не будут работать (а даже если и будут, то танец не спасут). Собственно, именно придя на очередную индиву после перерыва, я и почувствовала впервые, что хочу не гнать лошадей и осваивать какие-то замысловатые движения, а сделать еще один заход к тому, что мне мешает пользоваться тем арсеналом из технической части, который уже есть. В-третьих, несмотря на поддерживающую энергию группы, которую Яр регулярно использует на групповых занятиях и семинарах, для меня (пока) единственная возможность попытаться высунуть нос за пределы зоны комфорта — это в работе один на один. И только потом уже постепенно выносить этот новый опыт в люди. Последнее (и самое главное) вытекает из первых трех пунктов. Во многом благодаря индивам я продолжаю и групповые занятия. Сколько раз в отчаянии приходила мысль, что я все больше и больше отстаю от тех, с кем мы вместе пришли на «Введение», что у меня ничего не получается, и что вообще танцевать со мной сплошная мука… При индивидуальной работе фокус смещается в сторону собственных «было» и «стало», я чувствую, что не пытаюсь угнаться, а иду в своем темпе за желанием танцевать. За без малого год я опробовала разные варианты — и только групповые курсы, и только индивы в перерывах между ними, но именно их сочетание для меня комфортнее всего. Ярослав, спасибо, что помогаешь и поддерживаешь меня на этом пути!

Ирина Ветохина: Девочки замечательно описали (волшебный) процесс и результат индив с Ярославом. Полностью с ними согласна. Без индивидуальных занятий мне сложно двигаться вперёд. На курсах другая динамика: если что-то не получилось, то не получилось, проехали и полетели дальше. В то время как на индивах совершенно иной уровень погружения: если какое-то движение идет через усилие или просто даёт ощущение дискомфорта, Яр очень внимательно ищет причину, и мы всегда ее находим, будь то неверный именно для нас с Димой угол в локте, положение стопы или психологическая установка. Ещё одно свойство индивидуальных занятий в том, что только там я могу с головой нырнуть в музыку, отпустить себя и понять, как я могу танцевать, где лежат сегодняшние границы моего танца и куда я хочу идти дальше.

Марина Чаплина: Ну что сказать после десятков благодарственных слов? Я целиком и полностью разделяю позиции предыдущих ораторов! Яр, как Микеланджело берет кусок мрамора, отсекает все лишнее и рождается новый танцующий человек!

Мария Шевцова: Занятия замечательные и очень индивидуальные. Ярослав работал именно с тем, что мне мешало и мешает танцевать, и в процессе становится ясно, что и жить это тоже мешает, потому что какая же жизнь без танца во всех смыслах. Всем советую, идите.

Виктория Ашихмина: Я ходила к Яру на индивы два лета назад. Мне было очень-очень сложно, и Яр меня здорово поддержал там, где это было по-честному, и плющил там, где я привирала ему и себе. Я злилась на него за то, что он не потакает моим капризам, радовалась, когда получалось что-то важное и красивое, и упорствовала в невозможностях, с которыми Яр предлагал как-то обойтись. Грустила, если замечала, как невнимательна к нему, а он ко мне — очень, и веселилась, когда из преподавательской строгости нет-нет да проглядывали игривые ушки) Сейчас я понимаю, что работали мы не столько над моим танцем, сколько над сопротивлением ему. Танец проявлялся постепенно, через освобождение от сомнений, зажимов и страхов. Страхов было много, и на индивах мы проиграли их все. Я боялась впечататься в стенку — впечатались. Боялась запутаться в ногах и упасть — запутались и упали. Боялась лишний раз проявить вулканическую эмоциональность — о, отличный полигон для испытаний, всё выдержал)) И как-то довольно быстро выяснилось, что страшного даже в самом сложном танце нет, а вот отогревающего, свободного, высокого — много.
Это ценный опыт. За него я тебе, Яр, очень благодарна. Это была нитка, на которую нанизываются другие бусинки — занятия с Эрнесто, Любой, Дашей, домашние и городские милонги. И даже по-светлому немножко завидую тем, кому только-только предстоят эти битвы и победы)

Елена Силина Цфасман: Я, наконец-то, добралась до компьютера и тоже несу пять копеек в общую копилку — да, индивы нужны каждому! И вот почему. Мы все приходим танцевать со своим, очень разным опытом, который отражается в теле самым причудливым образом. Все наши страхи, беды, радости, огорчения, травмы, обиды — отзываются зажимами и перекосами, к которым мы привыкаем и сживаемся с ними. Отследить такие штуки на групповом занятии сложно и не так уж безопасно, я думаю. Для этого и нужны индивы — избавиться от твоего собственного балласта, мешающего движению вперед, честно ответить на неприятные вопросы самому себе, научиться управлять своим вниманием, быть собой в танце, слушать и получать обратную связь, как слышат тебя. Это кропотливая, совсем не быстрая работа. Работа, схожая с чисткой русла реки — освободить путь для свободного и радостного потока движения, чем, собственно, танец и является. Яр отлично умеет это делать (недаром Эрнесто говорил про, то, что танго — это про „compartir (делиться)“) — и тогда вырастают и крылья, и начинается танец, да и жизнь, вне танца и занятий тоже меняется. Нельзя быть свободным одной частью своей души, а другой — зажатым, вот и получается — там отпустил, здесь расправил, выровнял и уже летишь, и не можешь никак иначе. А что может быть лучше свободы? И танца? Спасибо..