В поисках Архентины

это старый сайт школы, ищите новый по адресу corazonabierto.ru

Навык созерцания

Одно из умений, которое совершенно необходимо нам на пути к танцу как мистическому акту (то есть акту общения с высшим) — это умение созерцать танцы чужие. Я уже как-то писал об этом в тексте «Видеть танец», который пока не потерял своей актуальности. И сегодня хочу поговорить об этом еще.

Иногда на занятиях я прошу какую-то одну пару станцевать танец, а всех остальных — внимательно за ними наблюдать, после чего расспрашиваю как зрителей, так и участников танца, что они в этом танце увидели. Такая форма работы важна с двух точек зрения:

Во-первых, это дает танцующим энергию внимания смотрящих, и чем сосредоточеннее это внимание, тем больше появляется дополнительных возможностей у тех, кто танцует — они получают возможность питаться энергией круга. Недаром большинство традиционных танцевальных форм всегда связано с кругом, в котором танцуют один или несколько человек — как в бразильской капоэйре, африканских танцах, испанском фламенко, русских хороводах и многих других.

Во-вторых, те, кто наблюдают, учатся смотреть и видеть. Этот навык требует усилия, потому что само по себе внимание не принадлежит нам и склонно бесцельно блуждать, и чаще всего даже если мы смотрим — мы не видим. Всегда находятся несколько человек, которые в ответ на мой вопрос «Что видели?» либо недоумевают, о чем именно я их спрашиваю, либо честно признаются, что забыли смотреть — их внимание ушло вслед за чехардой их собственных мыслей и образов.

Положение дел таково, что нам всем нужно учиться умению сосредотачиваться и смотреть, оно не дано нам само по себе. Если мы совершаем это усилие, то постепенно мы научаемся замечать, что именно происходит — научаемся видеть. И это дает нам возможность присутствовать своим вниманием — как в чужих танцах, так и в своих собственных. Свои собственные танцы тоже требуют сосредоточенного наблюдения, иначе они проходят мимо нас — так и остаются для нас неизвестными.

Но есть во всем этом и еще один важный аспект, о котором я обычно не говорю. Он связан со свойствами времени и особенностями нашего восприятия времени. Для того, чтобы наш танец был подвластен нам, мы должны научиться замедлять время, иначе эти три минуты проносятся мимо нас в одно мгновение — как скоростной поезд. Приемом, с помощью которого мы имеем возможность изменять скорость течения времени, как раз и является сосредоточенное наблюдение, в пределе доходящее до акта созерцания — полной остановки времени.

Чтобы точнее передать эту идею, я хочу поделиться с вами отрывком из книги Бориса Муравьева «Гнозис. Опыт комментария к эзотерическому учению восточной церкви».  Муравьев — один из учеников Георгия Гурджиева, товарищ и сподвижник Петра Успенского, и этот его труд является изложением его собственного понимания эзотерического учения через соединение идей эзотерического христианства и четвертого пути Гурджиева.

(Поскольку мне тут несколько раз недоуменно указывали на то, что я ссылаюсь на каких-то странных авторов, то я вынужден объясниться. Я ссылаюсь и буду ссылаться дальше на людей и тексты, в которых лично я нахожу знание и силу. Тексты эти и имена хорошо известны среди тех, кто ищет, и практически совсем ничего о них не известно в поле массового сознания. Но тут я ничем не могу помочь: искать Путь — подобно пьянице из известного анекдота — под фонарем только потому, что там светло, было бы довольно странно. Поэтому я цитирую тех, у кого нахожу возможным учиться сам, и дальше планирую продолжать в том же духе).

Итак, Борис Муравьев о свойствах времени:

Человеческое восприятие времени зыбко и условно. У разных людей оно различно; кроме того, у одного и того же человека оно также может меняться в зависимости от того или иного его физического или психического состояния. Известно, до какой степени влияют на восприятие времени возраст, состояние здоровья, эмоции. Кроме этих общих случаев можно упомянуть также случаи частные, когда время полностью исчезает: таковы, например, сон без сновидений, потеря сознания, кома или общий наркоз. В данных состояниях причины такому исчезновению чувства времени чисто психологические. Однако время может исчезнуть и в результате сознательных волевых усилий, особенно в процессе сосредоточения. При систематических упражнениях в сосредоточении данное явление можно наблюдать уже на первых занятиях. И чем интенсивнее эти занятия, тем меньше мы ощущаем время. При методических и постоянных усилиях нам удается убрать из поля своего наблюдения все, кроме физического или психического объекта, который мы наблюдаем. Кроме того, мы приобретаем способность жестко удерживать свое внимание в одной точке, в результате чего возникает эффект, именуемый созерцанием, и время исчезает бесследно. И наоборот, чем более рассеяно наше внимание, тем более над ним властно время.

Укажем на еще одно явление, также достаточно поучительное: нашу способность изменять темп собственного восприятия времени. Такое изменение случается по многу раз в день. Мы не обращаем на него никакого внимания, поскольку оно происходит автоматически и в очень малых масштабах. Но его можно также вызывать намеренно, и в масштабах гораздо больших.

Некий чемпион по теннису как-то рассказывал, что однажды, принимая немыслимо трудную, просто сокрушительную подачу, он внезапно увидел, что мяч летит к нему с черепашьей скоростью — настолько медленно, что было вполне достаточно времени оценить ситуацию, принять оптимальное решение и, наконец, поразив воображение зрителей, столь же немыслимо точным ударом послать мяч обратно. Такие случаи растягивания времени являются результатом значительного повышения частоты вибрации центров (в частности — двигательного, как в нашем примере), от которых зависит наше восприятие явлений внешнего и внутреннего мира.

Вообще говоря, чем плотнее частотность индивидуального восприятия времени тем более медленным кажется нам воспринимаемое движение. И наоборот, чем медленнее восприятие, тем быстрее воспринимаемое движение или течение воспринимаемого времени.

Я помню, как я впервые пережил этот эффект на занятиях у Эрнесто Кармоны. Время словно бы исчезало. Мы приходили туда всего на полтора часа, но успевали прожить там целую жизнь. Да, и она подходила к концу, но времени — не было. Еще один мой учитель, Олег Чернэ, говорил, что когда мы присутствуем — мы перестаем жить по законам времени и начинаем жить по законам пространства.

Неплохой пример такого замедления восприятия времени есть в фильме «Мирный воин», снятом по одноименной книге Дэна Миллмэна — американского гимнаста, получившего травму позвоночника, и вынужденного искать нетрадиционные пути восстановления своей физической формы.

Именно этот навык — присутствия и созерцания — нужен нам как воздух для того, чтобы мочь идти в глубину танца, оттачивая не грубую, физическую технику движений, а способность чувствовать и воспринимать на более высоких скоростях, что дает нам гораздо больше возможностей взаимодействия внутри танца.

Назад

«La Peregrinación» Ариэля Рамиреса

Далее

О танго-музыке

  1. Cosmonaut

    Hello! Please help me with a flight into space!
    I want to fly into space but I have no money.
    Please send me cryptocurrencies Bitcoin, my wallet:
    1C4TnxWHDfjH4hyk1sziGapyTHAVBfnJ6A
    Fly into space the dream of my life!
    My fate is in your hands. Thanks!

  2. You are my role designs. Thanks for your article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

создано с помощью WordPress & Автор темы: Anders Norén